tasmania_gal: (Default)
 

Макассар - столица Сулавеси, как туда добраться и где там жить
Город, которого нет - Макассар голландский, вернее его остатки
Про туризм или почему это невозможно в принципе - Булукумба приветствует иностранных гостей
Навеяно не мной, но мной написано - Чужой против хищника Булукумбцы против туристов
Булукумба (продолжение) - как там жить и не свихнуться
1 часть, 2 часть - церемония похорон в Тана Торадже
Бычий рынок в Рантепао, Тана Тораджа - фото
отели и прочее - см. часть по Сулавеси
tasmania_gal: (Default)


Юни – хозяйка компаунда, где я домик снимаю. Я про них писала в книжке про Индонезию, а сейчас хочу фотографии показать со свадьбы по балийской традиции. Юни замуж выходила не в первый раз и, как оказалось, не в последний. Не сложилось у них, у Юни сейчас новый бой-френд, из Голландии.

Юни без церемонии бы обошлась, но родственники настояли. В ЗАГСе расписываться не обязательно, на их взгляд, а церемонию провести надо. Смысл происходящего – жених с невестой должны ритуально очиститься, дабы в новую жизнь вступить, если не невинными, по крайней мере без грехов тягостных.

Юни смысла церемонии не знает. Родственники знают, да священник с колокольчиком, он на любой церемонии присутствует.

Было как-то так. Сначала священник приехал, для него стол подготовили.



Женщина-помощница подобие алтаря соорудила.



Read more... )
tasmania_gal: (Default)


Оказалась я на пляже, когда добрые участники одного колхоза (зачеркнуто) банжара проводили церемонию Melasti – очищение духовным дождем.

«Вот поперло», - подумала я. Потому что у меня по Бали ни одной статьи не написано, фотоматериала никакого, а тут человек двести в праздничных саронгах и с подношениями. «Сейчас засниму мероприятие, интервью возьму несколько, кадр справа, кадр слева и золотой ключик у меня в кармане».

Хулиганским только настроением оросил меня дождь. Кадр слева, кадр справа, ностальгия обуяла и вот что получилось.

Собрались добрые участники одного банжара (зачеркнуто) колхоза (зачеркнуто) (выберите, короче сами) проводить церемонию Melasti (зачеркнуто) на шашлыки на пляж.

Погодка хорошая, день выходной сегодня, да и завтра на работу вставать рано никому не надо. Заранее купили плоть (зачеркнуто) мясо убиенного животного (зачеркнуто), дабы вкусить его согласно правилам, вокруг костра собравшись да мантры (зачеркнуто) тосты в определенной последовательности проговаривая. Другой еды припасли, ну там овощей, фруктов, попить чего, к мясу красного, к рыбе белого – нарушишь закон неписанный, придет леший или еще какая нечисть и утащит тебя в чащу лесную.

Девчонки принарядились.



Read more... )
tasmania_gal: (Default)
В узком-узком переулке, где тени тянут к вам лапы хищно,
духи Бали обитают скрытно, чтобы ищущие да нашли их.

Глазом кирпичным подмигивал странник.



Ужас кривлялся из средневековья.



Read more... )
tasmania_gal: (Default)


Я три дня назад из пластмассовых лоточков бусины отбирала. Вдруг задумалась – я за старинными бусинами охочусь, а они вот, передо мной лежат. Каждая бусина – уже история. Та красная шесть лет назад сделана, у мастера обломки стекла были, получилось тридцать бусин, их не повторишь теперь. Белые полоски на синей как музейный экспонат, дизайн востребован, а цвета уже не те. Темно-зеленую как книгу читать можно. Мастер старенький, у него тоже одержимость, как цвета добиться нужного или оттенка. У него от работы с химией чувствительность кожи нарушена, зрение садится, а остановиться он не может. Я не знаю, кто первую бусину придумал. Нет, не из ракушек или когтей мамонта. Настоящую, стеклянную, с узором, которую нельзя на земле найти, дырочку просверлить и на шею повесить. В которую нужно труд и душу вложить и которая потом тебя захватит полностью, потому что сделав одну, прикоснувшись к одной, ты остановиться уже не сможешь.

Ну, да. Сижу на Бали, делаю бусы. Не пишу ничего, ни строчки. На хорошей волне, отдельной от бусин – прислали верстку книги и меня в ней почти все устраивает, что с моей склонностью к перфекционизму более чем странно. Отписалась редактору, что, наверное, я достигла нирваны в отдельно взятой стране ЮВА. Поскриптум только не поставила – что, вычитывая верстку, я не перестаю думать о бусах.
tasmania_gal: (Default)
почему-то не могу написать ни строчки. По магазинам ходить могу, бусины покупать, бусы из них делать без остановки, с Азизом разговоры разговаривать или даже туристов могу встречать. Писать не могу только. Как не крути. Открываю ноутбук, две строчки из себя выдавливаю, и все.

Азиз на меня сегодня смотрит и аккуратно так замечает: изменилась. Выглядишь, говорит, как настоящий турист, нет-нет, не подумай чего, не как австралийцы эти… Азиз делает круглые глаза, машет руками, пишет на груди жестом Bingang и резко откидывает туловище назад.

Раньше как писатель, - смотрит на меня Азиз. Видно было, что как писатель. Видно было, что не важно тебе, как выглядишь. Сейчас как турист. Элегантный турист, одежда, украшения…

На мне штаны и топ из Zara, бутанская полосатая торба через плечо и три браслета собственного изготовления на запястье. Турист, западный иностранец, не новичок в этих краях, но все равно турист. Хозяйка снимаемого мной бунгало сказала, что я похожа на полукровку. Смесь наших и ваших. Вы россияне – азиаты, добавила она. Вот к тебе и на бахасе обращаются.

Азиз, отвечаю, не могу на Бали писать. Не знаю, почему. Может в воздухе чего – Бали идеален для бизнеса, если бегаешь быстро и торговаться умеешь, можно не только на nasi goreng зарабатывать.



Я про одежду еще в Малайзии думала много. Ведь одежда это не только цвет и фасон. Одежда – это энергетика. Энергии от ткани, от формы, от того, кто ее выкраивал и сшивал. Я на Бали не могу для себя ничего купить. Меряю одно, второе, третье – эффект, как будто в макдональдсе съесть что-нибудь – чужеродное, не твое. Ты как будто спокойный и плотный, тело вибрирует на низких частотах. У-у-у-у… Вдруг в тебя молотом ударяют и расшатывают, амплитуда все больше и больше, как будто что-то бьет изнутри, то в одну сторону, то в другую, ты мечешься, бежишь одновременно в двух направлениях и…

Может надо голышом? Для чистоты эксперимента? Чтобы понять, где ты, где одежда, где в тебе до сих пор бигмак, а где фуа-гра затесалось по ошибке, потому что кому как, а фуа-гра тоже не мое. Некоторые носят Miu-Miu, для меня это чересчур. Раньше силу проверяли сложностью костюма, сильная если царевна – головной убор килограмма на три несет как невеста фату, одно целое она с такой одеждой, я же не могу, мне бы чего попроще, чтобы не отвлекало, чтобы тяжестью не давило, чтобы проходящие мимо не замечали.

Одежда красит или силу дает? Если ты корону на себя надеть не можешь, ты слабый или не твое это? Если тебя от черного цвета воротит, в тебе его много или он не нужен тебе? Если ты купил сто тридцать третью оранжевую майку, в тебе энергии этого цвета не хватает или же подобное подобным притягивается?

Ответов нет пока. Сижу, на народ гляжу, думу думаю. Проект вырисовывается писательский. Надо бы пилотный запустить для шлифовки, а для этого с Бали уезжать пора. Неужели опять в Непал? В Непале кроме как писать больше делать нечего. В деревню, в Боду, в глубь, в ритрит… Чтобы ничего круглого, стеклянного, узорчатого, с дырочкой под леску или тесьму не отвлекало. Я же буду по Бени скучать. У Бени, как и у меня, любовь к бусинам, у нас на почве этой любви новая зарождается, несмело пока еще, когда он бусину берет и мне протягивает, чтобы еле слышно руки коснуться. С Бени можно долго разговаривать, дольше, чем с Азизом. Азиз потому что коммерсант, а Бени всего лишь бусы делает и хранит их. У него под стеклом на прилавке этнографический музей и антикварная лавка. Я же к нему как Марко Поло приезжаю, достаю диковины из холщовых мешочков, подставляю ажурным боком под свет от маленького фонарика, и мы с Бени смотрим как узор вспыхивает прозрачным огнем и на миллионы бликов распадается, которые, отталкиваясь друг от друга, взлетают вверх.

tasmania_gal: (Default)
Я, когда на Бали приезжаю, живу на Jalan Werkudara. Под катом около 30 фотографий с комментариями, где что находится, что сколько стоит, где жить, где пообедать, где сувениры купить. От начала улицы, пересечения с Jalan Legian, до ее конца, пересечения с Jalan Double Six. Где сама улица находится – на карте посмотрите, район так и называется Legian, между Kuta и Seminyak.
Заранее сорри, но если вопросы будут по тому, что на фото есть и прокомментировано, отвечать не буду.




Read more... )

Little Mom

Dec. 30th, 2010 11:18 am
tasmania_gal: (Default)
106.70 КБ

Это Джим на фотографии. Я у них на Бали обычно комнату снимаю. Джим китаец, но с американским гражданством – в пятьдесят каком-то году их семья эмигрировала, Джим долго в Америке жил, бизнесом занимался, а потом на Бали переехал. Про Джима и Бали я ЗДЕСЬ и ЗДЕСЬ писала, а сейчас я буду сказку рассказывать.

Давным-давно, когда Джиму только год исполнился, одной китайской семье он так приглянулся, что они решили его усыновить. Семья, правду сказать, не совсем китайская была. Муж – китаец, а жена – из малой народности наси. Своих детей у них не было, у Джима родители свои были, но процессу усыновления это не помешало. Провели церемонию, объявили всенародно и стал Джим обладателем второй мамы и второго папы.

Скоро сказка сказывается, но не скоро дело делается. Муж (второй папа) умер через какое-то время, умер смертью насильственной, тогда в Китае неспокойно было. А служил он главой артели horse packers – перевозчиков. Большой человек, перевозчики транспорт собой заменяли на огромной территории, в горах между провинциями Сычуань и Юннань. Второй папа объявил Джима своим приемником, перевозчики отпечаток пальца ставили на бумаге и клялись на верность.

После смерти мужа жена (вторая мама) к коммунистам присоединилась. О ней истории слагали, как она против японцев сражалась. Большим мастером кунг-фу была. Имя ей дали «смеющееся лицо», потому что улыбалась всегда. Потом она бросила все и уехала на свое ранчо далеко в горах. На ранчо прожила, не выезжая, пятьдесят три года. Удочерила двух девочек, те выросли, внуков родили, семья животноводством занималась. Яки, лошади, овцы.

Джиму перед смертью родная мама наказала вторую маму найти. Только никто не знал, где она живет, сколько ей лет, как ее зовут – только традиционное имя. Знали ориентиры, провинции и направление. Больше информации не было.

Джим решил вторую маму (маленькую маму, как он ее называет) найти во что бы то ни стало. Надо сказать, что Джим если что решает, то решает окончательно. Он собрался, купил билет до Бангкока, из Бангкока долетел до города Куньмин, на поезде приехал в городок Лиджа. И начал искать.

Купил две карты туристические, открыл одну и… На карте место Tiger Living Gorge. Джим вспомнил, что первая мама говорила ему, что ко второй маме надо ехать от Tiger Living Gorge вдоль реки Golden Sun до ее устья, оттуда до другой реки и вдоль нее еще почти столько же. У второй мамы два ранчо, одно на высоте 4000 м, другое на 6000 м, от реки нужно пробираться через горы, дороги нет, только местные тропу через расселину в горе знают.

Джим доехал до Шангри-Ла, от него до Ниу, маленькой деревушки. Начал народ спрашивать, где живет старая женщина, которая много лет назад усыновила маленького мальчика. Может, остался кто в деревне из стариков, из перевозчиков или из военных. Нашли перевозчика, но «молодого» лет шестидесяти пяти, как раз как Джим. Тот спросил, кого Джим ищет. Джим рассказал историю про усыновление, а перевозчик вдруг произнес «так ты тот мальчик!»

Оказалось, что живет старая женщина на ранчо, до нее день пути на лошадях. Ехать никто не хотел, вернее, согласились сначала, потом отказались, потом согласились снова, когда Джим пообещал двух лошадей в оплату за услуги. Поехали. Выехали в жару, через два часа шторм, а у Джима из одежды три футболки и дождевик. Сказал, что мерз страшно, но думал только о том, что маленькую маму свою найдет.

Доехали. Зашли в дом, там старая женщина, седая. Говорит им что-то, а понять Джим не может. Переводчика нашли, Джим только начал «мы ищем…» «Вы нашли ее» - сказала женщина и заплакала.

PS. Я не буду сказку деталями перегружать, равно как и не буду маленькую маму Джима описывать. Добавлю только, живут в ее краях большие мистики. Священная гора, духи разные – люди с ними разговаривают, договариваются, помощи просят. Джиму потом сказали, что маленькая мама ждала его. Четыре дня молилась, чтобы погода хорошая была. Джим хотел подольше задержаться, но она сказала – «ты сейчас поезжай». Джим уехал, и непогода свое взяла. «Я знаю, что сюда приезжать очень дорого, - сказала Джиму маленькая мама. – Но ты навещай меня хотя бы раз в год». У Джима план приезжать каждые полгода на два месяца. Потому что балийский период в его жизни закончился, вернее, не такой значимый стал. Теперь Джима прародина ждет, он к ней принадлежит и даже успел завоевать уважение соплеменников. Там на лошадях ездить в гору-с горы не умеют. Под уздцы ведут. Джим умеет. Теперь про него истории рассказывают «вы видели, как он ловко на лошади». Джим говорит, что его маленькая мама, наверное, в такие моменты улыбается и говорит «это мой сын».
tasmania_gal: (Default)
 

Я хотела про Макассар написать. Про Макассар, который голландцы строили. Про форт, про пристани, про тротуары и мостовые.



Пошла на набережную, огляделась – Макассара голландского нет давно. Нет города, который кому-то дорог был. Город, который возводили как крепость, завоевывали, обороняли.



Нет его больше, Макассара голландского. Он взгляду является в другом измерении. Прозрачной картинкой в воздухе трепещет, пройдешь сквозь него и не заметишь.

Поверх него памятников возвели и зданий, рынков понастроили, рекламных щитов установили. Мостовые залили асфальтом, по ним ходят совсем другие люди, которым до Макассара голландского дела нет.



Только кажется, что история под землей спрятана. Что доступ к ней через проводников-археологов. Я когда в квартире ремонт делала, один слой обоев сняла, затем другой, под ним третий оказался, а под ним, на бетонных стенах, наскальные рисунки. Рабочие оставили, которые дом в шестидесятые возводили.

Рисунки теперь под краской, а может и под обоями новыми – из квартиры я давно переехала, она осталась только в памяти.



Чего на самом деле сказать хочу – если есть рядом с вами что-то или кто-то, что вам дорого, что вы любите, держите при себе, заботьтесь и не отдавайте никому. Не отдавайте это в лапы людские, что «историю делают». Даже если громоздкое, даже если нести тяжело, даже если ворчите «ну, сколько можно, занят я». История – субстанция хрупкая. Было что-то и вот уже дымкой развеялось. Рядом кто-то стоял, не успели оглянуться, как вместо человека лишь фотография.



Раз историю люди делают, вам под силу творить свою собственную. В которой ваш микрокосмос, в которой все ваше, которую вы лично возводили как крепость и обороняли от захватчиков. Не меняйте ее на историю общественную, народную – мир огромен, раствориться в нем проще простого.

Сольетесь с этим большим, не успеете оглянуться, как от вашей собственной истории одни руины останутся. По которым будут бродить, не замечая, чужие люди, творя поверх вашей историю собственную.



Прошлого не вернешь, утверждают некоторые. Добавляя, что не надо печалиться, что жить настоящим надо и о прошлом не думать. Фраза расхожая, смысл давно потеряла. Не надо печалиться о том, чего больше нет. Но можно, когда оно еще есть, уделить ему чуть больше внимания, чуть больше времени, чуть больше заботы и доброты.

Странно звучит, но стопроцентное настоящее даст стопроцентное настоящее в будущем. Которое будет аккумулировать события для полноценной жизни в ней, вашей личной жизни, а не раздаваемой за небольшую плату кем-то еще.

Тогда ваша история станет историей, а не руинами. Тогда не придется думать «почему я не…». Тогда можно будет жить настоящим, а прошлое перелистывать как красочную книжку с картинками, вспоминая «вот это я…, а вот, помнишь, это мы с тобой…». Именно тогда, о прошлом можно будет не печалиться, потому что оно всегда будет с вами, в вашей памяти, в ваших мыслях, в ваших сердцах.


tasmania_gal: (мой любимый мп)


Районная администрация Булукумбы всерьез взялась за развитие туризма. Ради чего были выпущены красочные брошюры, в которых перечислены основные достопримечательности и намечены пути развития на следующую пятилетку.

Районная администрация Булукумбы очень серьезно взялась за развитие туризма. Я же ответственно заявляю, что туризм развить районной администрации Булукумбы не получится, потому что под туризмом уважаемые административные члены понимают немножко не то, что понимаем мы.

Туризм, туризм. Как много в этом звуке… Туризм и отдых. Отдых и туризм. Туризм без отдыха или отдых без туризма. Что нам нужно от туризма? Все очень просто. Посмотреть что-то новое. Отдохнуть. Поесть вкусно. Легко приехать и уехать. С людьми познакомиться или уединение получить. Чтобы за все это не нужно было много денег платить. Чтобы на месте можно было почувствовать себя безопасно и как дома, даже если турист и в гостях.

Районная администрация Булукумбы в развитии туризма пошла не от туристических пожеланий, а от имеющегося в наличии на территории. Два водопада, два пляжа с белым песком, одна традиционная деревня, одна могила национального героя, каучуковая плантация, верфь, где строят деревянные лодки. Вот, сказала администрация, посмотрите, как много у нас интересного. Мы ожидаем, что турист потратит пять часов на дорогу и пробудет у нас не день и не два, а неделю как минимум. Мы же развиваем туризм, добавила администрация, раз так – вы просто ОБЯЗАНЫ приехать.

С этим ожиданием обязательства я в Индонезии и в Восточном Тиморе уже сталкивалась. Я организовала шведский стол и лично вымыла витрину, сказала хозяйка отеля для бэкпекеров. Вы чего не едите и мне деньги за еду не платите?

Вот он, ключевой момент. В Индонезии и в Восточном Тиморе, да и не только, главная цель развития туризма – заработать побольше. Потому что «мы старались – ты давай плати». А если турист по каким-то непонятным причинам платить не хочет и услугами не пользуется – хозяева, равно как и представители районной администрации, сильно обижаются.

Не буду писать про клиентоориентированный подход. Надоело. Скажу, что дать туристу то немногое, что он хочет – ОЧЕНЬ ПРОСТО. Нет. Дать туристу то немногое, что ему нужно – проще простого. Всего-то делов – посади рядом с собой типичного туриста, расспроси его, систематизируй, составь ряд требований, доведи до сведения, проконтролируй. Дальше еще проще – одному туристу понравилось, он другим расскажет, те в свою очередь третьим. И возникнет на юге Сулавеси аналог Бали, деньги потекут и в бюджет, и в карманы частных честных тружеников. Ан нет. Мы будем развивать туризм по-своему. Вот у нас два водопада – туристы обязаны приехать.

Чего хочет турист, что могла бы сделать районная администрация и чем все это заканчивается – ниже.

Приезд-уезд. В каждой туристической гостинице в Макассаре повесить расписание автобусов, схему проезда к автобусной станции, цены на билеты и прочую информацию не только про трансфер, но и про Булукумбу, Тана Беру, Биру. При наличии большого количества туристов сделать один бесплатный автобус раз в неделю по субботам. Почему все это невозможно – да кто этим заниматься будет?

Гостиница. Составляются требования к гостинице, при несоответствии требований гостиница принимать постояльцев не имеет права. Среди требований к зданию: чистота, проточная вода, ресторан, закрытая для входа посторонних территория. Среди требований к комнате: чистота, лампа потолочная, лампа настенная, окно, хороший матрас, помимо кровати стол, стул, зеркало, прочный замок, решетки на окнах. Регулярные уборки. Запрет парковать транспорт под окнами гостиничных номеров. Запрет на шум со стороны персонала или семьи владельца, проживающей на той же территории. Запрет на громкую музыку или галдеж. Обязательное знание основ английского языка хотя бы одним сотрудником гостиницы. Каждый пункт расписывается подробнее, чтобы для контроля достаточно было поставить галочку. Почему все это невозможно – никого не волнует, в каких условиях будет жить турист. Главное, чтобы он исправно платил 150 тыс. рупий в день и ходил смотреть на водопады.

Перемещения. Сделать один туристический шаттл-бас, курсирующий по маршруту Булукумба - Тана Беру – Бира несколько раз в день. Расписание и стоимость билета (низкую) повесить во всех гостиницах. Запретить водителю перевозить местных. В Бире организовать еще один шаттл-бас, который будет по недельному расписанию возить туристов в отдаленные места. Сегодня в деревню, завтра на плантацию. Утром туда, вечером обратно. Нанять англоговорящего водителя. Расписание и стоимость билета повесить в гостиницах не только в Бире, но и во всех остальных. Там же оповещать о иных событиях – празднике, спуске построенной лодки на воду и т.п. Почему это невозможно – просто невозможно в принципе.

Пляж Бира. Переоборудовать в КПП в красивую арку для проезда на территорию. Если сбор дани необходим, обязать гостиницы включать этот налог единожды в стоимость. Если в планах сделать в Бире настоящую туристическую зону – закрыть ее для посещения местными в принципе. Только обслуживающий персонал. Тишина и спокойствие. Жесткий контроль гостиниц и ресторанов. Почему это невозможно – надувать щеки на КПП и получать по пять тыс. с носа куда заманчивее.

Тана Беру. Построить одну гостиницу. В принципе, возможно. Реклама имеющихся home-stay вместе с рекламой автобусов, шаттл-басов и прочей фигни. Это уже сложнее.

Люди. Провести работу с местным населением насчет «хелло-мистеров». Среди детей и среди взрослых. Взрослым объяснить, что если будет жалоба на их чадо, отвечать придется по всей строгости. Популяризовать занятость в туристическом секторе, открыть филиал школы туризма. Детей с детства ориентировать на работу в туризме, разъяснять требования и обучать хорошим манерам. Запретить определенные фразы и действия, контроль за исполнением возложить на туристическую полицию. Запретить приходить с визитом в отели, даже если турист был приветлив и поддержал разговор на улице. Запретить клянчить деньги, конфеты, просить сфотографировать. Почему это невозможно – «ой, не выдумывайте всякой фигни, достали уже».

И так далее.

Посещать юг Сулавеси в туристических целях я рекомендовать не могу. Если нужен пляж с белым песком, Бира не единственное место. Этих пляжей в мире хоть их песком пруд пруди, а к ним будут прилагаться более подходящие туристические условия. Поезжайте на Мальдивы, говорят на Шри Ланке тоже хорошо. Если охота на лодки взглянуть – можно в Булукумбу съездить. На день-два-три, не более. Селиться тогда лучше в Тана Беру, на центральной площади (то бишь на перекрестке), на левой стороне развилки большой дом с магазином на первом этаже, в нем сдается комната. Автобус из Макассара идет до Булукумбы или до Биры. Если едете до Булукумбы, дальше 20-30 минут на маршрутке, спросите, где остановка. Если до Биры, попросите высадить в Тана Беру на перекрестке с сооружением a-la памятник. Можно кроме лодок еще куда-нибудь съездить. При одном условии, что у вас крепкие нервы и устойчивая психика. Потому что от «приветливости» местного населения вы офигеете, особенно от поведения детей, которых повсеместно предостаточно и которые ничем не заняты. Взрослые, впрочем, им не уступают. Поправка к выше сказанному – там, где люди делом заняты, например, на рыбацком побережье, они приветливее и на вас отвлекаться не будут. Дети, глядя на поведение родителей, ведут себя сдержано.

Если по времени нужно выбрать, куда ехать – в Булукумбу или в Тана Тораджу, рекомендую последнюю. Ехать лучше в октябре-ноябре, после сбора урожая, когда можно посмотреть на церемонию. Если есть вопросы, задавайте.
tasmania_gal: (Default)



Если вы в Булукумбе и хотите что-то сделать быстро, приготовьтесь делать это медленно.

- Кум, привет, кум! Туристы приехали, туристы, аж двое!
- Туристы, говоришь… А сколько их, туристов-то?
- Да говорю, двое!
- Двое? Правда, двое?
- Да, двое. Представляешь, из России!
- Из России…
- Да, из России!
- Из Германии?
- Нет, из России!
- Из России?! А сколько, говоришь, их?



- Алло! (далее на бахасе) Арди! Друг! Тут такое дело… Нет, ты представляешь… Да, двое… Твой телефон неправильно записали… Нет, ты представляешь… Да, неправильно. Телефон. Да, конечно, сейчас дам трубку…
Передает журналисту.
- Алло! Алло! (бодрым деловым тоном). Я Иван Иваныч Иванов из Moscow News and World Report. Мне ваш телефон…
- Алло! Хто? Чего? Ив.. чего?...
Журналист расстроен.
- Алло! (я беру трубу) Здрасьте уважаемый Арди, это вот я, помните мы с вами во дворе отеля разговаривали, ну да, я, я. Помните, я еще говорила, что Иван Иваныч в Булукумбу приехал, хочет с вами встречаться. Из России, да, да, журналист, да, встречаться, так он вот рядом стоит, ждет. Что? Сейчас приедете? Сюда приедете? Вы приедете или нам приехать?
Передаю трубу другу.
- Алло! Арди, друг! Что? Нет, ты сюда или мы туда? Ты? Сюда? Или мы туда? Все таки ты сюда? Давай, ждем!
Расстроенному журналисту – Сейчас приедет, ждите!

Если вы в Булукумбе и хотите дела делать быстро, наберитесь терпения и расслабьтесь. Быстрее быстрого все равно не получится. Быстрый в Булукумбе Интернет в кафе рядом с отелем и водители красных бемо-машин, что население перевозят из Булукумбы в Тана Беру и дальше в Биру. Дальше самой Биры уже нет ничего. Там пляжи и отели для туристов. Там дела не делаются. Хотите дела делать (быстро), наберитесь терпения, сядьте в тенечке и ждите. Потому что ускорить или поторопить вы ничего не сможете, как и начать ничего не сможете, если будете давить, обижаться и требовать. И только когда сядете вы на стул на веранде, смахнете слезу от отчаяния и приготовитесь уже из Булукумбы сваливать, как вдруг все изменится, как будто кто-то добро даст, как будто это как экзамен был – примет ли вас Булукумба или на … пошлет. Выживете вы здесь или место вам в офисе под кондеем, чтобы работа непыльная и дураки чтобы не окружали. Потому что в Индонезии, как и в России, дороги есть и дураков много. Но и с теми, и с другими можно жить бок о бок, дела можно делать и результат получать.



- Здравствуйте, уважаемый! Представляете, мы телефон неправильно записали, искали вас, искали, весь день звонили…
В телефоне потерялась одна цифра, а владелец отеля, являющийся по совместительству папой Арди, корреспондента районной газеты Рупор Булукумбы и представителя районной администрации, накануне сказал, что телефона не знает. Может, на всякий случай, а может и правда не знал.

- Здравствуйте, здравствуйте! Извините, что телефон мой не работал! Да! Да! Я хочу помочь! Я рад помочь. И это бесплатно, это не за деньги. Free, а не то, что вы подумали.
- Ах да, разрешите представить, это Иван Иваныч Иванов, из Moscow News and World Report!
- Ах, Иван Иваныч! Конечно! Журналист! Прям как я! Журналист! А где вы работаете?
Журналист обиженно сопит. Далее разговор идет с полчаса, присоединяются родители Арди, родственники ближайшие, соседи подходят и уходят, но дело делается.

- Да, я помогу, да могу завтра, во сколько нужно? В 10? Да, могу в 10. Но я еще и вечером приду, принесу вам брошюры и мои фотографии.
- Может, не надо вечером. Может, вам вечером не удобно…
Сделана попытка разговор закончить, а вечером отдохнуть.
- Вечером нормально. Я рад помочь. Я принесу брошюры. Free! Можете использовать, если нужно.

И так два дня подряд. Утро началось в девять, а не в десять. По дороге колесо прокололи, мне пришлось в тенечке стоять. Колесо делали долго, потому что там другие колеса были - а также нужно было рассказать, что к чему, сделать пару снимков со встречи другой районной администрации, помахать многочисленным друзьям и родственникам и не потерять шлем… За шлем я отвечала, чтобы не свалился он ненароком и не расшиб себе чего. Потому что Арди скутеромотодрыжку водит так же как разговаривает. И мне нужно было одной рукой шлем придерживать, а другой за ручку сидения хвататься.



Пока до Иван Иваныча доехали, уже одиннадцать было. Иваныч не спал, с шести утра работал, перегрелся, молнии метал - только и успели, что его представить работягам (схему представления см. выше), да довезти до единственной в Тана Беру сдаваемой комнаты. Ее Иваныч сам нашел накануне.



Хозяйка, естественно, оказалась Арди дальней родственницей. Можно было еще долго разговоры разговаривать, но Иваныча мы спать уложили, а я с Арди обратно в Булукумбу поехала. Работу работать и к местности привыкать. Мама Арди сказала Иванычу, что за мной присмотрит. Мне сказала, что если я есть хочу или пить, то могу на кухню придти в любой момент.

Не знаю, как насчет любого момента, завтракают здесь рано, обедают в полдень – обязательно, а ужинают как придется. Если будете в Булукумбе и рис вам надоест, есть одно простое решение. Идете в желтую харчевню, на которой SOP написано. Берете себе пол-литра супа, только бульона за 5 тыс. рупий, либо бульона с мясом за 15. И едите себе в удовольствие. В бульон можно две пачки растворимой лапши запихнуть и получить тем самым вкусное и питательное варево. Без которого вы дела делать в Булукумбе вряд ли сможете. Потому что для дел силы нужны, а если дела медленно делаются, силы утроить нужно. Чего и вам желаю. Ваш корреспондент в Булукумбе - Tasmania_gal.

tasmania_gal: (Default)



Если вы в Индонезии или в Восточном Тиморе, да еще и постелезависимы – не в том смысле, что некоторые подумали – пригодится краткий обзор постельных принадлежностей и прочих приблуд, коими оснащают гостиничные номера в местах туристических и не очень.





Пункт нумеро сату. Матрасы.
Матрасы бывают нескольких видов. На некоторых спать вполне себе можно, на других одну ночь можно перекантоваться, а если неделю жить задумали, лучше альтернативу жилищную поискать.

Матрас тонкий, поролоновый. Несмотря на тонкость, вполне годен к употреблению, но с ограничением одним. Если вы по фигуре мочалка тщедушная, вроде меня, матрас будет удобен во всех отношениях. Примет форму тела и даже окажется достаточно мягким, чтобы спать без подушки. Ежели вы по фактуре грузный бимбо, матрас плавно прогнется и спать вам придется на голых досках кровати, благо пружинных железных вы в Индонезии днем с огнем не сыщете. Дополнительные плюс – если в комнате сыровато, матрас быстро сохнет, если направить на него вентилятор, а самим пойти погулять.

Матрас толстый, из непонятного материала. Задуман, наверное, как ортопедический, наполнитель похож на пружинистую вату или кокосовое волокно, которое у нас в матрас-магазинах преподносят как суперский. Такому матрасу не верьте. Он сначала принимает форму тела, затем проминается еще больше и не выпрямляется. Спать, вне зависимости от фигуры, придется в ямке. Дополнительный минус – матрас быстро впитывает влагу, долго не сохнет, если у вас беда с суставами или мышцами, одну ночь переспать с таким чудовищем можно, если дольше, закупайтесь лекарствами.

Матрас пружинный, средней толщины. Скорее всего окажется видавшим не только виды, но и побывавший под гнетом тел разного веса и консистенции. Проще на нем грузным бимбо, у них естественная защита от разных выпуклостей. Тщедушные мочалки тихо стонут, обнимают наиболее понравившуюся пружину и стараются о плохом не думать.

Матрас пружинный, с дополнительным ватным или иным слоем. Если он новый, возрадуйтесь. Если он в комнате с кондеем и стены у комнаты бетонные, возрадуйтесь. Такой матрас одинаково удобен для любого путника. Но если он в бамбуковую хижину положен по глупости, отсыревает быстро, сохнет долго, читай абзац выше.





Пункт нумеро дуа. Подушки. Read more... )
tasmania_gal: (Default)


Мы, вообще-то, поехали лодки снимать в Тана Беру. Она от Макассара в пяти часах езды, далеко, машину надо брать либо на рейсовом автобусе растрясываться. Рина в готеле услужить хотела, позвонила Петросу, сказала: за машину 450 тыс. рупий в сутки и хоть укатайтесь. Петросом оказался хитрожопый гид, что накануне валялся вальяжно в комнате со столами и двух немецких туристов на оплаченную поездку в Тана Тораджу разводил. По его приезду 450 в 650 превратились, и была сделана попытка маршрут на бумаге изобразить. Потому что «вы попробуйте такси на улице поймать, а потом ко мне вернетесь».



Ошибочку Петрос сделал не одну, вдогонку к «попробуйте такси поймайте» слово «must» употребил. Да и нюни (зачеркнуто) перья распускал долго, кидался словами «for a couple of days» и «drop – pick up». А какие слова значимы для не-туриста, который в Тана Беру не за ради развлекухи, а по делу, а по-английски хуже Петроса разумеет. Какой drop – pick up, не-турист как «must» услышал, взвинтился смерчем и с Петросом попрощался невежливо. Сказал «мне никто не может указывать, что я must, а что я не must», дошел до угла, где машины дают в аренду и договорился на 400.



Тана Беру, где лодки деревянные до сих пор строят, расположено между двумя городками-деревушками. Чуть ближе Булукумба, районный центр. Чуть дальше – Бира, место с белоснежными пляжами и отелями для туристов. Петрос глаза закатывал, шептал, что в Булукумбе отели ужасные, а в Бире, в Бире они прекрасные. Со всеми удобствами в Бире, дорога к ним построена хорошая, по той дороге туристов интересующихся возят эти лодки показывать, а в свободное время им положено на пляже валяться, да местные деликатесы пробовать. От Биры до Тана Беру 17 километров, а от Булукумбы 20. Одним словом, вам must в Биру, в деревню, в глушь, на лодки поглядите и можно будет домой возвращаться.



Мы из Макассара поздно выехали, часа в три, да и дождь зарядил не по делу. Пока туда-сюда, в Биру добрались в ночь. Read more... )
tasmania_gal: (Default)



Макассар – город портовый. Макассар – город не туристический. Самолет плавно садится на огромное блюдце рисовых полей, окаймленных переливающимися друг на друга горами. Вы с открытым ртом выходите в здание аэропорта и попадаете в хаос.

Прилетите в Макассар, и вы поймете, в чем заключаются усилия балийской туристической полиции. В Макасарском аэропорту вас возьмут на абордаж вкрадчивые люди в растянутых майках, непрекращающимся шепотом предлагающие такси, экскурсию, автобусные билеты и прочие туристические услуги. Гоните одного взглядом, тенью появляется другой. Везете тележку одной рукой, чтобы второй покурить или почесаться, возникает третий, безмолвно хватается за поручень и тихо идет рядом.



Пираты, мать их, бугисы. Свирепые мореплаватели, вгоняющие в страх соседей, ныне промышляют торговлей и частным извозом. Потомки бугисов ловят вас на выходе из аэропорта, пытаются отнять красно-желтый талончик «такси», тыкают пальцем в эмблему транспортного кооператива и машут рукой, объясняя, что прямо и направо ждет вас личная шхуна с капитаном-водителем, который за 89 тыс. индорупий отвезет вас хоть на край света, хоть на остров сокровищ, хоть на аудиенцию к самому Джеку Воробью.



Немой парень свистит в свисток, отгоняя машины от бордюра. Делает зверское лицо и выстреливает жилистыми руками в разные стороны. На мизинце огро-о-омный ноготь, с шумом разрезает воздух на две половины, не успевает склеить, воздух большими кусками плашмя падает на тротуар, дрожит как желе и растекается чавкающими сгустками вам под ноги. Зазеваетесь, вот уже кандалы на ногах, вот уже вы на баркасе среди других подневольных, в унисон поднимая и опуская весла в жаркую топь макасарского пролива.



Макасарский аэропорт… впрочем, довольно лирики. Место это не опасное, но по прилету в Макассар вы должны четко понимать, что, куда и зачем.
1. Аэропорт большой, самолет причалит к «рукаву», через него вы попадете на второй этаж, спуститесь вниз и прямо по курсу увидите два транспортера для получения багажа. Ждете, говорите «нет» туристическим приставалам, забираете свои сумки.
2. Рядом с дальним транспортером две стойки такси. Идете к любой, оплачиваете согласно тарифу, получаете на руки разноцветный талончик с номером зоны – I, II, или III. Зону вам девушки-продавцы талончиков скажут в обмен на название улицы, куда едете.
NB. В Макассаре ехать «в центр» глупо. Повторюсь, это не туристический город, вы можете оказаться в районе, где нет ни одной гостинице, или в порт вас привезут, где гостиниц много, но жить в них вы не захотите, поскольку шумно, грязно и торговля даже на ночь не прекращается. Определитесь с гостиницей заранее – и не тратьте много времени на это. В Макассаре вы будете проездом, чтобы ехать дальше на север в Тораджу, либо на юг или на север крайний, где природа, пляжи и тишина.
3. Берете талончик, выходите из здания аэропорта, идете направо и вниз. Опять отгоняете туристических приставал, которые внизу сменяются на активных зазывал-таксистов. Почему: внизу работает «кооператив» из нескольких окошек такси-фирм. Купленный вами талончик действителен в любом из окошек, поэтому борьба за вас пойдет уже на подходе. Не давайте талончик никому в руки. Не слушайте никаких бойких молодых людей, что к такси – куда-то еще. Идете к любому из окошек, у вас там половину талона забирают, на другой половине пишут номер и выдают водителя. Водитель показывает вам, куда встать на тротуаре, а сам пытается прорваться через поток других такси и иного автотранспорта.
4. Терпеливо стоите, ждете, никуда не уходите, ни с кем не разговариваете. Водитель подруливает, машина должна быть большая, как минивэн, загружаетесь и едете.
5. Будет кусок платной дороги, оплата на въезде и на выезде, всего 8 500. Подозреваю, что оплата включена в стоимость. Водитель очень вежливо попросил заплатить, мы заплатили, спорить на стали, впрочем мы еще и чаевые ему дали, поскольку он по-английски болтал и много чего нужного рассказал. Вы насчет платной дороги на стойке «такси» узнайте, а насчет чаевых решаете по ситуации.



Насчет отелей. Есть такая Jalan Jampea (улица Джампеа), она расположена в китайском квартале, на ней несколько гостиниц. Yasmin - большая трехзвездочная, New Legend Hostel – дешевая, в ней даже дормитория есть за 60 тыс. рупий, напротив них новая Hotel Jampea, чуть дальше по улице еще пара отелей. Не буду рекомендовать никакой из них, но возможность выбора присутствует. Я жила в New Legend, там номер с кондеем (в Макассаре необходим) за 125 – 135 тыс. рупий. Менеджер Рина говорит по-английски и вообще добрая. В шаговой доступности супермаркет продуктовый, кентуккийские курноги, супермаркет компьютерной техники, Интернет, почта, мал. базар с сувенирами и едальни с дешевой едой. Чтобы ехать в Тораджу, есть комфортабельные автобусы компании Lita, билет можно купить прямо в отеле, а можно попросить, чтобы отвезли на станцию в кассу. До Тораджи ехать 10 часов, а я в этот раз на юг собираюсь, о чем и буду отписываться.
tasmania_gal: (Default)



Мы с моим почти другом Бени разговаривали про свободу, сидючи у него магазине бус. Он сказал, что в Индонезии свободы много, а в Америке ее нет. В Индонезии можно делать, что хочешь, и поэтому ты свободен. Можно мусор кидать где попало, а можно Феррари не иметь и не хотеть даже. Даже по бусам свобода в Индонезии есть. Можно купить бусину антикварную, а можно вместо нее бусину современную. Фиг ее знает, какая антикварная, какая нет, но и та и другая будет стоить либо 10 тыс. рупий, либо 100 тыс. И твоя свобода в том, покупать или нет, и брать за эти деньги ту или другую.

Я насчет свободы с ним согласна. Я про индо-свободу еще в Непале говорила, где ищущие духом проживают, потому что там свобода якобы. Я ищущим говорила: хотите свободы, в Индонезию поезжайте. В Непале свободы нет, потому что в Непале вообще не знают, что такое свобода. А как свобода может быть, если про нее либо не слыхивали, либо сравнивать не с чем.



Не знаю, как насчет свободы вообще, а в Индонезии она есть. Своя собственная правда. Складывается впечатление, что там все свободны, но в определенных границах. Что как будто есть некий потолок, выше которого не то, что нельзя – про то, что выше что-то находится, в Индонезии не знаю, и посему считают себя свободными. Смотришь на все и сравниваешь: в Монголии поют лучше, в Америке небоскребы выше, в Голландии каналы глубже, в Швейцарии денег больше, а в России…

Про Россию и Америку меня еще на Ломбоке случайный знакомый Чечет просветил. Он на золотом прииске работает. Сказал: интересное кино получается – где Америке стоит засветиться, тут же все разваливается. Америка, говорит, великий breaker – ломальщик, в смысле. А Россия – самая большая страна в мире. В ней еще Карл Маркс жил, великий реформатор. И Горбачев есть, тоже великий реформатор. Чечет Горбачева уважает, потому что он в истории след оставил и человек, похоже, хороший. Чернобыль в России есть, а раньше USSR было. Но как USSR расшифровывается, он забыл.
 


Чечет меня вообще поразил своими знаниями. Он с Явы, в университете на учителя учился. По-английски не только говорит бойко, но и пишет без ошибок. Ну и что, что он расшифровку аббревиатуры забыл. В захолустной ломбокской деревне у одной женщины красная футболка с надписью СССР. Она думает, это си-си-си-пи, а мы сказали, что это аббревиатура когда-то большой страны, состоящей из пятнадцати республик, которые худо-бедно, дружили друг с другом, пока не развалились.

В моем классе в школе разные ученики были, и русские, и украинцы, и грузины, и евреи, и азербайджанец один. И никто никогда не дразнил друг друга за этническую или национальную – и тем более, религиозную – принадлежность. А таксист в Макассаре на десятой минуте разговора сказал извинительно, что он мусульманин, но не террорист ни в коем случае. Я про это в Индонезии уже не в первый раз слышу и противно все это… Противно, что мусульмане, которые не террористы, или еще какие народы или последователи религии, из-за каких-то духом не свободных, вынуждены оправдываться, что они не козлы, не слоны и не белые кролики, поскольку мы все human, а разница эта надумана.



Девушка в ломбокском захолустье сказала, что я, в смысле, миссис, красивая, потому что у меня кожа белая. Су, работник в гостинице, сказал, что он, как мужчина, красивый, конечно, но кожа у него black. Семь месяцев назад не было такой темы. Тогда страдали, потому что нос короткий, а про кожу молчали как-то. Теперь вот – black и взгляд печальный. Я ответила, что кожа-то белая, но у нас считают, что красивая – это смуглая и загорелая, поэтому многие на юга едут или в солярии половину зарплаты оставляют. Не поверил Су, по-моему, а мне интересно, кто это ему и другим захолустцам мозг за семь месяцев запудрил, каких передач они насмотрелись, с какой рекламой и кто вообще эту тему цвето-кожую выдумал.

Насчет религии я девочку Лиз спросила. Лиз 15 лет, она лучшая ученица в Дининой школе английского, ходит в мусульманскую школу за пять километров от дома. Я спросила, что такое религия. Лиз засмущалась и ответила, что религия это ислам. Я вопрос уточнила, но она не смогла все равно ответить. Сказала, они арабский учат и Коран, ну и остальные предметы, как в обычной школе. Мне же не терпелось опять, я в очередной раз карту мира купила (компьютер, правда, не сперли, как последствие :), стала детям показывать. У них как – географию начинают учить с седьмого класса, в junior high school, если пойдешь в него. Многие шесть классов заканчивают и хватит. Поэтому географию не знают, где какие страны находятся на карте, не представляют. Лиз нашла таки Эстонию и Перу. Россию я показала. Карта, правда, хитрая. По центру Индонезия расположена, а у нас до сих пор есть Ленинград, Свердловск и Куйбышев.



Впрочем, неважно все это. Единственная, кого тема свободы и красоты не волнует, это кошка черная ломбокская. Ее то, что волнует, это пожрать раздобыть, ради пожрать она готова гнусавый мяв свой тянуть минуты по две. А красивая она или свободная, кошке по барабану. Если кошка сытая, она гуляет сама по себе или вальяжные позы принимает, сидя на коврике. Потому что если она сытая, ей больше ничего не нужно, ни мыслей о главном, ни витаминов для красоты шерсти, вообще ничего. Ну, может, чтобы по спинке погладили, да за ушком почесали. На то они, кошки, и придуманы.
 

tasmania_gal: (Default)


Яванские бусины (Западная Ява), особо интересная – бусина с изображением утки «duck-bead».



Реплики со скандинавских бусин, любимых викингами. Индонезия, современная работа.
tasmania_gal: (Default)


Есть три вида мест продажи готовой еды. Рестораны для туристов. Едальни для местных. И промежуточные варианты, назовем их столовыми. Во всех вполне можно утолять голод.

Рестораны. В ресторанах цены высокие, порции маленькие, качество еды может быть как хорошее, так и очень плохое, к сумме счета добавят 10-20 % налогов. Стоимость блюда 20-60 тыс. рупий. В меню – индонезийские блюда и популярные версии европейских. Выбирайте ресторан по количеству посетителей. Если их много, значит продукты, из которых еду готовят, свежие. Выбирайте блюдо, которое при приготовлении нельзя испортить, то есть учитывайте возможно низкий уровень квалификации повара, даже если ресторан работает при дорогой гостинице. Закажете фуа-гра, сами виноваты будете. Попросите мясную отбивную с картошкой, будет, скорее всего, съедобное.



Хорошее качество блюд западной кухни обычно в ресторанах, владеют которыми экспаты, и они же обычно там шеф-повара. Есть отличные пиццерии, индийские рестораны и т.п. Почему? Ответ простой – экспат хорошо знает, каким блюдо должно быть на вкус и на вид. В таких ресторанах, даже если готовят индонезийские повара, можно выбрать что-то более сложное по приготовлению.

Если идете ужинать и хотите тишины, в туристических ресторанах ее не будет. В обязательной программе – ВИА и популярные хиты прошлых лет или работа аниматора. Ищите что-то уединенное на берегу моря или купите пиццу на вынос.



Едальни. В едальнях цены низкие, порции большие, еда может быть очень вкусная, но приготовленная по местным стандартам – острая или жаренная в масле. Стандартный набор – курноги, рыба, тофу (все в масле или в остром соусе), овощи нескольких сортов (тушеные или в остром соусе), яйца и баклажаны (на каждом немножко смеси из перца и овощей), рис. Можно поесть внутри, можно попросить di bungkus – на вынос. Завернут в бумагу, выдадут ложку. Выбирайте по чистоте помещения и заботясь о желудке. Попросите показать неострое, попробуйте несколько блюд, далее будете брать подходящее. Можно плотно поесть на 15 тыс. рупий.

Мобильный вариант едальни – передвижная «баксошница». Катит продавец тележку, в ней бадья с бульоном, на подносе шарики баксошные, в стеклянной витрине заранее порубленные овощи, лапша и еще какие ингредиенты. Налить могут в мисочку или в целлофановый пакет. Качество – как наши покупные пельмени советского розлива.



Столовые. Промежуточные варианты – хороший выбор. Их мало, но в каждом микрорайоне такая столовая найдется. Готовят в ней местную еду на западный манер. То есть, неострое будет и не особо жареное. В меню – куриные, свиные и рыбные сате (шашлычки) с рисом, жареный рис и жареная лапша без перца чили, морепродукты и овощи из фритюрницы (жарят при вас, а не заранее), супы, свежевыжатые соки. Цены будут чуть выше, чем в едальнях, но значительно ниже, чем в ресторанах. Найдете такую поблизости, считайте, что беспроблемное питание вам обеспечено. Стоимость блюда 8-25 тыс. рупий, на 50 тыс. рупий можно уесться и еще с собой завернут.


Вода и прочие напитки. Воду покупаем и пьем только из бутылок. Стоимость 3-5 тыс. рупий. Если живете на одном месте долго, имеет смысл покупать галлоны (16тилитровые бутыли) и договариваться о доставке в гостиницу. В первый раз платите залог за бутыль (3-5 долларов), при возврате бутыли вам его возвращают. Стоимость 16ти литров – 8-10 тыс. рупий. Соки, кола и прочие химические изобретения продаются на каждом углу. Стоимость мал. бутылки от 5 тыс. рупий.

Завтраки в отелях. Практически во всех отелях заявлено, что в стоимость входит завтрак. Не обольщайтесь. Типовой завтрак в дешевой гостинице – два тоста, к которым, может быть, дадут немного масла и джема. В качестве чая могут выдать пакетик и термос с горячей водой, а могут плеснуть уже готового, из того же пакетика, использованного 2-3 раза (да, да, есть такой грешок). В отелях подороже предлагают на выбор европейский завтрак (чай\кофе, тосты или джаффлы с маслом м джемом), индонезийский завтрак (чай/кофе, жареный рис) или легкий завтрак (чай\кофе, фруктовый салат). В дорогих отелях может быть шведский стол. Самый хороший завтрак в недорогом отеле был в Рантепао на Сулавеси. Предлагали яичницу-глазунью, отличный хлеб собственной выпечки, масло, свежевыжатый сок из каких-то местных ягод, чай\кофе. Огромный респект повару.

Хлеб и выпечка. Индонезийцы не знают, что такое хлеб и выпечка. Они представляют себе форму, но их понятие о вкусе отличается от нашего. Хороший хлеб и даже пирожные можно купить только в пекарнях, владельцы которых – экспаты. Во всех остальных местах в продаже будут хлеб по виду «тосты» (кисловатый запах, не выпекается на 100%, чтобы доводить до готовности в тостере), булки сладкие с наполнителями большие и маленькие. Булку попробовать можно, но я до сих пор не определила, что они кладут в тесто, что делает вкус таким, какой он есть. На любителя, одним словом.

Сладости. Огромное количество, продаются в пластиковых контейнерах. Пусть вас не смущает цвет и форма, попробовать рекомендуется. Мне нравятся зеленые колобочки с жженым сахаром внутри, обсыпанные кокосовой стружкой. Покупайте утром, в холодильниках их на хранят, а на индонезийской жаре портится все абсолютно. Стоимость коробочки от 2 тыс. рупий.

PS. Еду на Сулавеси, может быть на целый месяц.
tasmania_gal: (Default)


За что я люблю индонезийское бусо-производство, так это за плагиат (зачеркнуто) изобретательность. Они уже имитировали венецианские (африканские) торговые бусины, теперь дошел черед до бусин финикийских. На фото ниже – образцы. Должна заметить, что качество отличное – некоторые туристы показывают высшие результаты, покупая отдельные экземпляры как антиквариат.

Будете на Бали, захотите бусин, не ходите на Jalan Jelantik. Там можно было найти что-то старенькое до того, как я основательно во всех лавках порылась. Теперь только реплики. Те же реплики можно найти на Jalan Legian по 10-15 тыс. рупий за штуку. На Jelantik продавцы с серьезно-понимающим взглядом попросят минимум 45, максимум 250.

Три магазина есть на Legian, они расположены на отрезке между Jalan Melasti и Jalan Werkudara, если ехать из Куты, будут на правой стороне. Тот, где тетка работает, самый неудачный – она будет ходить за вами тенью и следить, чтобы вы чего не сперли. Два других вроде двум братьям принадлежат. У одного на столе под стеклом валяются старые бусины, но немного. Индонезийские есть и венецианские бывают. Он их не продает, т.к. сам любит. Но посмотреть можно. Другой – обычный магазин, побольше размером. Ассортимент и цены похожи.

Profile

tasmania_gal: (Default)
tasmania_gal

April 2012

S M T W T F S
1234567
8910111213 14
15161718192021
22232425262728
2930     

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 20th, 2017 04:29 pm
Powered by Dreamwidth Studios